Теология Ислама и светские науки в одном вузе. Беседа с ректором М. Садиковым (www.islam.ru)

Наконец! Свершилось! Пожалуй, мы вправе использовать столь сильные определения, ибо уже писали о проблеме «горькой разлуки» веры и знания. Появились даже расхожие стереотипы: верующий богомолец - это такой неразвитый, недалекий, ограниченный «по жизни» человек; а светский интеллектуал, разумеется, за три версты обходит молитвенные коврики, Коран, мечеть и прочие атрибуты «мракобесия». 

Об остроте проблемы мы писали два года назад. Вот что отмечал автор, кстати, не критиканствующий атеист, а верующий человек. 

Ислам и русский язык. Одним из ярких признаков, присущих основной массе мусульманских религиозных деятелей в Дагестане, является плохое знание русского языка. Причем имамы и алимы весьма болезненно реагируют на упреки подобного рода, а нередко и кокетничают на эту тему: да, мы в плане знания русского, конечно, хромаем, но ведь это и не очень важно...

Да нет же! Важно, очень, очень важно! Не менее важно, чем компетентность в собственно исламской тематике.

Ведь Дагестан - это республика, где в межнациональной среде рабочим языком давно стал русский. Неважное знание русского может позволить себе разве что имам мечети в селении или в мононациональном райцентре.

Всем известна старая пословица: по одежке встречают - по уму провожают. Применительно к проповеди это означает: какие бы замечательные мысли в ней ни содержались, она должна быть прочитана на грамотном, красивом, безупречном литературном языке. Без каких-либо поблажек к имаму или алиму!

Обратите внимание: наиболее настороженно (или безразлично) к Исламу в Махачкале относятся представители интеллектуальных кругов - профессура, преподаватели и студенты светских вузов, городские учителя, представители науки, журналисты, творческая интеллигенция и т. д. Именно эти круги, преобразуя исламские истины в красивые художественные формы, могли бы успешно подавать привлекательный (и подлинный) образ Ислама остальным гражданам. 

Уровень образованности и интеллигентности имамов и алимов. Опять-таки в среднем он весьма невысок. Частично эта проблема упирается в тот же вопрос незнания русского языка. А как иначе в русскоязычном Дагестане изучать литературу и психологию, историю и философию, социологию и политологию, естествознание и риторику? В конце концов, алим просто не имеет права быть невежественным - ведь это слово переводится как «ученый», «знающий».

Кто-то считает, что достаточно знать «исламские науки» - Коран и его комментарии, хадисоведение, фикх и т. д.? Для чего же тогда Пророк Мухаммад (мир ему) призывал мусульман отправляться за знаниями даже в Китай? Ведь все исламские знания тогда концентрировались вокруг него самого.

Будем откровенны. Многие сегодняшние имамы, алимы (или считающие себя таковыми) не только не изучали науки, но и не владеют элементарны¬ми познаниями из школьной программы (!). Подойдите к некоторым из них и спросите: какой город является столицей Австралии? Назовите химическую формулу серной кислоты. Кто такой Томас Джефферсон и т. д. Боюсь, далеко не от всех вы услышите правильные ответы» (конец цитаты из статьи двухлетней давности).

И вот в республике – впервые вообще в России! – был открыт Институт теологии и религиоведения, где одновременно преподаются религиоведческие и светские дисциплины. О подробностях рассказывает ректор вуза Максуд Садиков:

- Действительно, нашим главным отличительным признаком является преподавание и религиозных, и светских предметов. Вот наша лицензия, выданная Федеральной службой по надзору в сфере образования и науки. 

- Каких специалистов вы готовите?

В первую очередь теологов, или, говоря привычнее, богословов. По этому направлению наши выпускники получают квалификацию бакалавра теологии. Подготовка включает в себя изучение десятков предметов. 

- Например?

Религиозные дисциплины преподают дагестанские алимы, к привлечению которых мы отнеслись с особой тщательностью. Человек должен великолепно знать свою тематику, а также прилично владеть русским языком. 

Было непросто, но мы искали именно таких, и 80% наших преподавателей-алимов соответствуют этим требованиям. Еще 20% русский язык, скажем так, доучивают на ходу, но это блестящие знатоки религиозных тем, поэтому мы временно пошли на такую уступку. 

Среди религиозных предметов отмечу тафсир (комментарии к Корану), акида (система вероубеждений), фикх (религиозное право), сулук (исламская этика), сира (жизнеописание Пророка Мухаммада, мир ему), мантик (логика), даават (исламский призыв и распространение) и т. д.

- В принципе, эти предметы изучаются в любом приличном исламском вузе…
Да, и если бы мы ограничились этим списком, мы бы и стали очередным таким вузом. Но мы на сегодня являемся единственным в России светским теологическим (исламским) институтом, и обеспечивается такой статус следующим образом.

Во-первых, невозможно представить современного просвещенного мусульманина, а тем более теолога, без общего представления о других религиях. А потому большое количество учебных часов посвящено следующим предметам: религиозная философия, Иудаизм - история и культ, христианская теология, история архаичных религий, сравнительное религиоведение и т. д. 

То есть наши студенты получают о других религиях не бытовые (типа «Ну, христиане – это те, которые ходют в церковь и носят крестики на теле»), а системные научные знания. Вероучение Христианства. Культ. Догматика. Христианское богословие. Христианские святыни. Христианские праздники. И многое другое.

- Это весьма глубокий уровень. 

Да, и это наше принципиальное решение. В конце концов, мы живем в поликонфессиональной (многорелигиозной) стране, и чтобы спокойно уживаться с соотечественниками, с теми же христианами, надо уметь находить общий язык. А для этого – лучше понимать и знать друг друга. И целенаправленно изучать инаковерующих.

Параллельно с Христианством мы изучаем Иудаизм, Буддизм и другие конфессии. На этом же направлении отмечу изучение государственного права, посвященного религии, а также предмет «наука и религия». 

- Неисламские религии в вузе изучаются под критическим углом зрения?

Да нет, не сказал бы. «Обвинительный уклон», как известно, способен повлечь ответную реакцию. У нас же преобладает и не критический, и не восторженный вектор, а, если так можно выразиться, нейтрально-познавательный. В различных религиях имеются как общие, так и отличительные моменты. Вот и те, и другие мы спокойно изучаем, не расхваливая и не вынося приговоры. 

- А светские предметы, на первый взгляд, вообще не имеющие отношения к Исламу, в учебной программе имеются?

(Смеется). Вы знаете, с точки зрения Ислама, любые знания имеют самое близкое отношение к религии. Ибо именно Всевышний Аллах и Пророк Мухаммад (мир ему) призвали мусульман стремиться к наукам: «…И говори: - Господь, умножь мои знания!», «Вышедший в путь в поисках знания находится на пути Аллаха», «Чернила ученого равны крови мученика, погибшего за веру», «Стремления к знаниям – обязанность каждого мусульманина и мусульманки».

Но я понял смысл вашего вопроса – о предметах, непосредственно не связанных с исламским вероучением. Да, и эти предметы включены в нашу учебную программу: русский язык, история, экономика, политология, математика, английский язык, астрономия, информатика, делопроизводство, концепции современного естествознания и др. 

- И все эти предметы у вас реально преподаются? Да еще одновременно с религиозными дисциплинами? А преподаватели? А материальная база?

Материальная база соответствует нашим требованиям. Благодаря поддержке муфтия Дагестана Ахмад-хаджи Абдуллаева мы получили помещения сразу в трех зданиях рядом с Центральной мечетью, открыли два компьютерных класса, оснащенных современной техникой; работает собственная вузовская библиотека, имеются свои учебники, методические пособия.

Но самым важным вопросом для нас действительно было преподавание. Вы правы: чтобы развиваться на пути просвещения, верующий мусульманин должен получать знания у хороших учителей. И лучших учителей. 

Как первый в стране теологический светский вуз мы решили для себя, что случайных людей на работу принимать не будем. И этого курса стараемся придерживаться: среди преподавателей преобладают профессора, доктора, кандидаты наук. Имя нашего проректора (параллельно он преподает высшую математику) Мансура Зайнулабидова говорит само за себя. 

Еще один важный принцип – никакой коррупции при выставлении оценок, при сдаче экзаменов и зачетов. Некоторые преподаватели, в том числе и «с именем», честно признались, что в таких условиях без дополнительного «приработка» они никогда не работали и у нас тоже работать не смогут. Мы не стали с ними сотрудничать. 

Бесполезные звонки в мой адрес с просьбами перевести на следующий курс неуспевающего студента: мол, а нельзя ли все-таки моего племянника, это такой хороший парень… Нельзя. У нас только один способ получать хорошие оценки, а затем и диплом – добросовестно учиться. 

- Такой студент должен иметь четкую мотивацию: для чего мне это нужно?

А именно эти студенты у нас и находятся в подавляющем большинстве. Желающие получить специальность и затем работать по ней, а не просто «корочку». Были случаи, когда к нам приходили «на всякий случай», не сумев поступить в другие вузы, но эти люди не выдерживали самого уровня учебного процесса и уходили. Случайный студент просто не потянет те религиозные и светские дисциплины, которые я перечислил в начале беседы. 

- А где может работать ваш выпускник, получив специальность теолога?

Без проблем он способен реализовать себя в самых различных видах деятельности – от имама крупной мечети до эксперта-религиоведа в светских учреждениях. Он может работать переводчиком, преподавать целый ряд предметов (арабский язык, религиоведение, религиозная философия и др.). Работать в исламском издательстве – автором, редактором, корректором, тем же переводчиком. 

Он может найти себя в сфере туристического бизнеса, прежде всего в исламских регионах – с учетом знания русского, арабского и английского языков. Может также сосредоточиться или параллельно заниматься наукой, поступить в нашу же магистратуру, а затем в докторантуру. 

Отмечу, что наряду с теологическим мы даем филологическое и экономическое образование. 

- А программы некоторых светских предметов не входят в противоречие с исламским вероучением?

Входят, но мы сознательно идем на это. Мы считаем, что образованный мусульманин должен хорошо знать и те научные гипотезы, которые противоречат исламской вере. Например, в рамках предмета «Концепции современного естествознания» студенты изучают теорию эволюции Дарвина. 

Другое дело что, подробно изучая, учащиеся вправе в душе не соглашаться с ней. Но, в любом случае, они будут знать суть этой теории, ее положения, равно как и других наиболее популярных научных гипотез. 

На мой взгляд, очевидно, что ничего страшного в изучении дарвинизма нет. Например, если будущие политологи изучают в том числе различные радикальные и тоталитарные политические платформы, это ведь не означает, что они сами становятся их сторонниками. 

Наоборот, современный верующий мусульманин, а тем более теолог, должен быть широко эрудированным человеком, имея целые пласты знаний по множеству направлений. Иначе он не годится на роль духовного пастыря: светская аудитория попросту не примет человека, который смешно говорит по-русски и не разбирается в элементарных вещах. 

- Я заметил, у вас девушки-студентки носят хиджаб. Это требование администрации вуза?

Нет, у нас светский вуз, и такого требования быть не может. Дело в том, что, во-первых, к нам изначально поступают преимущественно верующие девушки, которые уже соблюдают нормы Шариата в своей повседневной жизни. В том числе и в вопросах одежды. А во-вторых, даже не самый религиозный студент, оказавшись в этой атмосфере, будет корректировать свое поведение. 

Кстати, у меня есть заместитель и по воспитательной работе Ш. М. Мухидинов, преподающий также английский язык. Ведь мы не только даем знания как таковые, но и помогаем духовно расти студентам, формируем их личностное развитие. Наркотики, распитие спиртного в вузе или его окрестностях, нецензурная брань, хамство – у нас об этом и речи быть не может. 

И еще раз подчеркну: сама сложная учебная программа института уже на этапе поступления сводит почти к нулю количество учащихся с мировоззрением «бери от жизни все и оттягивайся со вкусом». 

- Светский статус вуза предполагает, что у вас нет ограничений по вероисповеданию?

Безусловно. Мы не спрашиваем у абитуриента, верит ли он в Бога, совершает ли намаз и вообще какого вероисповедания придерживается. Теоретически к нам может поступить, допустим, любознательный христианин, желающий изучать исламскую теологию. 

- После нашего интервью наверняка появятся желающие познакомиться с вашим вузом поближе…

Как ни парадоксально, мы не заинтересованы в появлении здесь «случайных» студентов. Это при том, что обучение платное (8 тыс. рублей в год) и нам, вроде бы, выгодно набрать в группу, кого угодно да побольше. 

Но сама практика показывает: у абитуриента, который искренне не стремится к теологическим познаниям, уже через месяц учебы наступает сильное разочарование. Богословские предметы ему кажутся скучными, само обучение – тяжелым, арабский язык отпугивает своей сложностью, а здешние преподаватели на фоне прочих выглядят придирчивыми и не идут «на контакт». То есть без любви к самому процессу добычи знаний у нас учиться невозможно.

Сейчас у нас обучается 505 студентов, и 90% - те, для кого богословие, теология – это осмысленный жизненный выбор. И кто готов приложить серьезные усилия и своим примером показать: глубокая вера и просвещенный разум не противоречат, а гармонично дополняют друг друга.

* * *


Максуд-хаджи Садиков родился в 1963 году в сел. Арчиб Чародинского района республики Дагестан. Окончил школу с золотой медалью. В 1986 г. окончил Московскую сельскохозяйственную академию им. Тимирязева. Работал начальником в российском Министерстве по делам Федерации, национальной и миграционной политики. 

Возглавлял Общероссийское политическое движение «Нур» (на выборах в Государственную Думу в 1999 г. заняло 21-е место среди 43 блоков, опередив избирательные объединения, возглавляемые И. Хакамадой, Б. Федоровым, К. Боровым и др.). Работал в Политическом консультационном Совете при Президенте РФ.

Доктор философских наук. Кандидат экономических наук. Является прапраправнуком авторитетного шейха Мамма-Дибира аль-Рочи, имя которого носит Институт теологии и религиоведения. 

Альберт Мехтиханов
«Молодежь Дагестана»
(http://www.islam.ru/pressclub/gost/temasav/)
СМИ об ИТиМО